«Антифашизм — для всех нормальных людей»: репортаж с митинга антифашистов

Организация "Рот фронт" на митинге антифашистов

Вид на митинг

Четвёртого ноября помимо националистического «Русского марша» в Москве прошел и митинг, явно ему противопоставленный. Главной темой антифашисты заявили политические репрессии против активистов их и левого движений. Но говорили, и пели — обо всём.

Традиционная для Дня народного единства акция антифашистского движения начиналась в 16.00 на Суворовской площади, в минуте ходьбы от метро «Достоевская».

Суворовская площадь, с трёх сторон окруженная дорогой, напоминала остров. Пока по боковым тротуарам к ней подтягивались участники митинга, у здания Театра Российской армии по струнке выстроились пёстрые ряды дружинников. Среди обладателей красных повязок встречались не только мужчины, но и боевого вида женщины. Через рамки металлоискателей дружинники потом тоже проходили цепочкой, все вместе.

К началу антифашистской акции «Русский марш» уже закончился, и на площади переговаривались о блуждающих в окрестных дворах националистах. О том, что кого-то из шедших на митинг избили в метро. На самой акции никто из требующих прекратить «кормить Кавказ» замечен не был.

Не стесняясь в выражениях, выступающие ораторы награждали идеологических противников эпитетами вплоть до «ублюдков».

Людей пришло немного. Всего человек двести. У памятника великому полководцу развевались флаги Левого фронта, РОТ-Фронта, Революционного коммунистического союза молодежи, красно-черные и полностью черные знамена анархистов. От РОТ-Фронта выступал Александр Батов, от Союза трудовой бедноты — Никита Еськов. Особого разнообразия в плакатах и растяжках не наблюдалось. Всё те же требования и призывы с частых в последнее время пикетов в поддержку политзаключенных, причем среди них было больше левых «Свободу Леониду Развозжаеву», «Свободу Косте Лебедеву», «Свободу Акименкову», чем антифашистов: «Свободу Степану Зимину», «Свободу Александре Духаниной». Ходили молодые люди с коробкой: «В помощь Таисии Осиповой». Немного креатива внесли только ЛГБТ-активисты с рукописными плакатами-надписями на фоне розового треугольника: «Наша борьба сильнее страха, наша любовь сильнее смерти», «Геи и лесбиянки против фашизма». Один из парней с таким плакатом делился с соседом своими впечатлениями о погоде:

— Я сегодня вылезаю на улицу за красочками: там тепло, хорошо…

Несмотря на погоду, многие закрывали лица. Шарфами, шапками, капюшонами, медицинскими масками. Позже к девушке, в чьей экипировке присутствовали целых три элемента, подошел один из полицейских и что-то недовольно выговорил. Возможно, напомнил о введённой летом поправке в закон о митингах (в Административный кодекс) — запрете на маски, закрывающие лицо.

Между оскорблениями националистов выступающие говорили о том, что следует забыть предрассудки и объединиться в общей борьбе, что поддерживать антифашизм должны все нормальные люди, шутили про форму от Юдашкина для полицейских, вспоминали присказки: «государство нас любит: бьет, значит любит». Оратор от ЛГБТ напомнил, что это редкий случай, когда представителю сообщества даётся слово на подобных мероприятиях.

В своеобразном антракте к микрофону вышла музыкальная группа «Аркадий Коц», сочиняющая песни на стихи о протесте и сопротивлении.

— Мы вам споём антифашистские песни, — начали они.

Группа выступала неполным составом: из пяти участников были только трое. За спиной у Суворова ребята спели, например, песню Луиса Льяха — L’estaca (Стены рухнут), написанную в 1968 году:

Давай разрушим эту тюрьму,
Здесь этих стен стоять не должно,
Так пусть они рухнут, рухнут, рухнут,
Обветшавшие давно.

Потом за спиной у Суворова выступил репер План. Под занавес появился избитый националистами в метро за полчаса до митинга Игорь Ясин, социалист, эко- и ЛГБТ-активист.

Неподалеку от окруженного журналистами Ясина парень-полицейский с интересом прислушивался к разговору двух мужчин. Потом все-таки робко спросил у одного:

— А кто его избил-то?
— Сотрудники…, — не раздумывая, начал тот. — Прости, нацисты, я имел в виду, ошибся, — продолжил он уже сквозь смех.
— Неонацисты его. Ха, «сотрудники правоохранительных органов избили» — вот она, привычка заядлого посетителя Триумфальной площади, — едко прокомментировал его друг.

Любопытный хранитель правопорядка молча куда-то исчез. Выходя с площади, шутили о молчавшем все 4 ноября Алексее Навальном:

— Пойдём туда лучше, там Навальный пришел!
— Где? Да какой Навальный? Шутишь. Навальный, ага.

«Кто напуган — наполовину побит», говорил в свое время молча наблюдавший за действом Суворов. Напуган никто не был, но полицейские все равно проводили активистов до входа в подземку, и даже проехались с ними. Со стен «Достоевской» на усиленные по случаю наряды полиции угрюмо глядел Федор Михайлович.

Фотографии с антифашистского митинга

Автор — Мария Аверьянова.

 

Татьяна Иванцова

Татьяна Иванцова — автор этого материала