Нестройными рядами: В Москве состоялся традиционный «Русский марш»

Участники Русского марша-2012

Русский марш-2012

Четвертого ноября в Москве в восьмой раз прошла акция националистов под названием «Русский марш». Впервые за семь лет власти разрешили правым радикалам пройти шествием и провести митинг в центре. На мероприятии присутствовало около семи тысяч человек. Корреспондент The Ukraine побывал на акции и выяснил, что из себя представляет националистическое движение в столице.

— Скажите своим, чтобы они маски на лица не надевали — по закону не положено, иначе задерживать будем, — обратился к солидному старику с густой седой бородой офицер полиции.

— Ну так это не наши, идите туда, назад. Здесь, видите, никто маски не надевает. К другим колоннам обращайтесь,- словно обиженно ответил старик и отошёл к своим соратникам, которые стояли чуть поодаль с иконами и крестами в руках. Этот старик — глава Союза православных хоругвеносцев Леонид Донатович Симонович-Никшич, серб по происхождению. Ему уже далеко за 60, поэтому в сравнении с основным контингентом шествия националистов он выглядит премудрым старцем. Колонна с членами его организации сегодня возглавляет «Русский марш».

Подобно тому, как пренебрежительно отнёсся к идущим позади правым радикалам Симонович-Никшич, друг с другом обходились и остальные участники акции. Виден был явный разлад и несогласованность действий. Оно и понятно: возрастной диапазон был примерно от 14 до 70 лет. К тому же представители старшего поколения отделились от шумных и дерзких молодых людей и прильнули к голове колонны. Получилось, что, пока впереди звучало «Боже, царя храни», произносились молитвы и распевались народные песни, позади — жгли «фаеры», вскидывали руки в нацистском приветствии и восхваляли Брейвика.

Жутковато было в глубине толпы националистов. Там шли те, кто в конце 90-х —начале нулевых именовал себя «скинхедами», а сейчас примкнули к рядам националистических организаций. Вид их, в отличие от должностей, остался неизменным: бритый череп, широкие плечи и тяжёлые ботинки.

Там же, посреди колонны, шёл Илья Константинов. У него в руках был большой плакат с изображением осуждённого по делу о беспорядках 6 мая сына Даниила и требованием освободить его.

— Я думаю, что русская национальная проблема в стране действительно существует. Эту проблему надо решать. Когда на эти марши, как, собственно, и на общегражданские акции протеста, будут выходить не десятки, а сотни тысяч человек, я уверен, что власть будет вынуждена считаться с требованиями народа. Пока нас ещё маловато, — сказал Илья Константинов.

Помимо лидеров националистических движений, внимание к себе привлекали двое барабанщиков, облачённых в медвежью и волчью шкуры. Они задавали ритм идущим позади участникам марша. Однако лозунги, которыми сопровождался бой в барабаны, были отнюдь не безобидными. Уровень жёсткости лозунгов возрастал к концу общей колонны.

На «марше» были и монархисты. В частности, один мужчина ходил в военной форме времён императора Николая II и пояснял окружающим, почему надо вынести тело Ленина из Мавзолея: «Людям должны оставаться дела, а не тела».

Разлаженность и несогласованность проявились почти сразу после начала шествия. Православные хоругвеносцы, идущие во главе общей колонны, оторвались метров на 300 и вынуждены были ожидать отстающих.

Типичным ответом участников «марша» на вопрос, почему основная часть колонны не движется, был: «Не знаю, они там что-то стоят, а мы их просто обогнали, и всё». Худо-бедно дистанция между «головой» и «телом» колонны была ликвидирована минут за 20, и движение продолжилось вновь.

Тем временем на Крымском мосту собралось много сторонников и противников националистического движения (антифа). Некоторые, увидев иконы и кресты в руках хоругвеносцев, стали креститься. Остальные же свистели, ругались и проклинали националистов.

«Идите отсюда, фашисты проклятые! Собрались здесь! Ходят! Националистами еще себя зовут! Фашисты вы, фа-ши-сты, больше никто!«, — громче всех на мосту звучал голос пожилой женщины.

В общей сложности шествие длилось примерно полтора часа. Дальше всех ожидал митинг у входа на территорию ЦДХ, на него осталась лишь треть участников «Русского марша». Самые воинственные ушли на митинг к антифашистам, чтобы учинить там драку. Самые мирные поехали по домам.

Первым на митинге выступал Александр Белов, глава национального наблюдательного совета движения «Русские». Будучи членом Координационного Совета оппозиции, он не стал акцентировать внимание в своей речи на национализме, а больше говорил о протесте против действующей власти:

— Да, сегодня Путин сидит в Кремле, но он боится нас. Сегодня он послал вертолёт, чтобы следить за нами, но он чувствует, что его время заканчивается. Как и 400 лет назад, мы выкинем оккупантов из Кремля. Тот, кто сегодня сидит в Кремле, сократил численность нашего народа на 10 миллионов человек. Это геноцид.

Белов также призвал «не чураться и общаться с другими оппозиционными силами» и добавил, что «Путина можно убрать только сообща. Всем миром. Отклик оратор получил лишь у половины митингующих.

После Александра Белова выступали политики Иван Миронов, Владимир Тор, актер Александр Михайлов и другие известные в среде националистов личности. Традиционные лозунги ультраправых также не внесли особой живости в толпу. В конце взял слово Дмитрий Дёмушкин. Он зачитал резолюцию митинга и объявил о начале «праздничного концерта», который длился примерно час.

Неожиданным было то, что главной темой митинга было отнюдь не продвижение идей русского национализма. На первый план вышел протест против действующей власти и требование захоронить тело Владимира Ленина. Вероятно, и этот фактор также негативно сказался на желании большей части зрителей стоять у сцены после «марша».

Фотогалерея «Русского марша-2012»

 

Денис Гольдман

Денис Гольдман — автор этого материала